История создания средств индивидуальной защиты для солдат Первой мировой войны

Применение химического оружия требовало создания индивидуальных средств противохимической защиты. К концу лета 1915г. сложились два альтернативных подхода к созданию противогазов. Это влажные – на основе тканей, пропитанных специальной жидкостью, нейтрализующей отравляющее вещество; сухие – оснащенные фильтром-коробкой, заполненной твердым веществом, нейтрализующим, либо сорбирующим отравляющее вещество.

Наиболее простым ходом мысли при создании влажных противогазов было увеличение размеров и толщины самого «тампона» и создание на его основе защитного капюшона, покрывающего голову бойца. По этому пути пошли французы и британцы.

Первый войсковой германский противогаз 1915 г. представлял собой квадратный компресс-подушечку из ваты, пропитанную раствором гипосульфита натрия, зашитый в черную кисею, закрывающий рот и нос. Компресс туго прикрепляли к лицу поперечным бинтом, который завязывали на затылке. При этом верхний край кисеи мог служить защитой для глаз. Респиратор хорошо защищал от небольших концентраций хлора, но плохо прилегал к лицу солдата и быстро рвался. Уже на третий день после газобаллонной атаки под г. Ипр тысячи французских и британских женщин шили подобные «противогазы».

Летом 1915г., когда выяснилось, что германцы добавляют фосген в баллоны с хлором, британские химики стали вводить в состав пропитки щелочной раствор фенолята натрия. Британский «Шлем Гипо», получивший название «шлем Р», имел мундштук с выдыхательным клапаном, вставленным в рот. Солдаты должны были выучиться вдыхать носом, а выдыхать ртом через мундштук, чтобы не допустить нейтрализации щелочной пропитки шлема, образующейся при выдохе углекислотой.

Эти шлемы были присланы из Соединенного Королевства в Россию, где прошли испытания в газовой камере Химического комитета ГАУ и для усиления защитного действия шлемы перепропитывали смесью с уротропином. Используя информацию русских химиков о способности уротропина нейтрализовать фосген, британцы также стали применять пропитку с уротропином. Этот шлем получил название «шлем РН».

Французские химики весь 1915г. совершенствовали найденные у германцев в апреле-мае «подушечки» и «носовые повязки». Пропитки требовалось все больше, поэтому французы наращивали в масках количество слоев марли или кисеи. Появился новый тип маски – маска-рыльце (маски Тамбюте нескольких типов и «влажная маска нового образца»). Для защиты глаз к маске-рыльцу прилагались специальные очки. Вершиной эволюции французской влажной маски стала маска М2 (L.T.N.), которая закрывала лицо и глаза и состояла из 40 слоев марли, пропитанных химическими поглотителями. Маска М2 (L.T.N.) поступила на вооружение в феврале 1916г. Наилучшим типом русского влажного противогаза стала маска химического комитета Главного артиллерийского управления, разработанная инженером Н.Т. Прокофьевым. Благодаря открытию профессором В.М. Горбенко (август 1915г.) способности уротропина связывать фосген, у русских появилась пропитка, связывающая фосген почти в шесть раз эффективнее, чем пропитка британского «шлема Р». Маска Прокофьева была сделана из 30 слоев, пропитанных противогазовой жидкостью (вода, глицерин, поташ, гипосульфит и уротропин), и имела форму рыльца с герметически вставленными очками в металлической оправе.

В России идея сухого противогаза появилась в мае 1915г. еще до первого газобаллонного нападения германцев на русские войска под Болимовым. Сотрудниками Императорского технического училища (сегодня Московский технический университет им. Н.Э. Баумана) был предложен химический поглотитель, хорошо нейтрализующий хлор и фосген. По поводу того как должны выглядеть маска и фильтр сухого противогаза, у разработчиков поглотителя никаких предложений не было. В начале 1916г. Российский генштаб в качестве жеста доброй воли безвозмездно передал союзникам образцы нового противогаза Зелинского-Кумманта с инструкцией изготовления активированного угля. Полученные образцы послужили союзникам основой для создания собственной противохимической защиты. По образцу противогаза Зелинского-Кумманта начали создавать свои средства защиты и в Германии. Германское противогазовое снаряжение было хорошо продуманным и рационально устроенным. Оно состояло из маски и двух респираторных патронов с сухими поглотителями. Патроны были укупорены в металлическую коробку и вложены в соответствующие гнезда металлического футляра. В этом же футляре имелось особое место для маски. Футляр носили на тесьме через правое плечо. Средства противохимической защиты германских войск так же становились образцом для подражания. Например, весной 1916г. для артиллерийских частей французской армии стал поступать коробчатый респиратор системы профессора Тиссо. Своим покроем маска напоминала германскую. Респираторная коробка весила 4,21 кг и размещалась на спине солдата. Форму и конструкцию германских противогазов с трехслойным патроном копировал и самый удачный французский респиратор A.R.S. Верхний слой его респираторной коробки представлял собой противодымный фильтр, средний слой — сильно измельченный уголь, нижний — натронная известь, смешанная с углем, окисью цинка и смоченная глицерином. Респиратор A.R.S. стал поступать во французские войска в ноябре 1917г. В это же время на вооружение саперов-химиков и специальных технических частей России также был принят созданный профессором А.П. Поспеловым кислородный прибор с маской Кумманта и регенеративными патронами, снаряженными оксилитом. Прибор был на вооружении России до конца войны и использовался в качестве средства защиты в Рабоче-крестьянской Красной Армии. В 1917г. специалистами противогазовой лаборатории Химического комитета в респираторные коробки противогазов Зелинского-Кумманта и Авалова был добавлен слой «английских шариков» (смесь натронной извести с перманганатом калия, цементом и кизельгуром) и увеличена плотность набивки поглотителей, что значительно улучшило защитные свойства фильтров. Но поступить на фронт усовершенствованные противогазы не успели. Вскоре Россия вышла из войны. Возникновение эффективных средств защиты способствовало новому этапу в развитии боевых отравляющих веществ. В ночь с 12 на 13 июля 1917г. началось боевое применение стойких химических отравляющих веществ, обладающих как общеядовитым, так и кожно-нарывным действием. Новая угроза потребовала создания специальной защитной одежды и других мер, включая процессы для дегазации и спецобработки.